Уголок Главная страницаНаписать письмо Пустышка
Название
Вторник, 23 мая 2017 года
О проектеКоординатыСемейная политика

Последние публикации

10.04.2017

Тотальный диктант в Плехановском университете написали в легендарной аудитории

Тотальный диктант в Плехановском университете написали в легендарной аудитории8 апреля в стенах первого экономического вуза страны - в Плехановском университете - более 600 человек написали тотальный диктант. Текст диктанта прочитал Сергей Жигунов, советский и российский актёр, кинорежиссёр, заслуженный артист Российской Федерации. Мероприятие проходило в исторической аудитории университета, где в разное время выступали поэты Валерий Брюсов, Владимир Маяковский, проходили концерты Владимира Высоцкого. В этом зале и сейчас проходят знаменательные события. Год назад в этой же аудитории уже проходил Тотальный диктант, где диктатором выступал Сергей Безруков, а в ноябре 2016г. Плехановский университет принял в своих стенах первый Тотальный диктант на английском языке «Spell Well», который прочитал Владимир Познер.

14.12.2016

Раскольников и «das zweite ich» – тайна старой оперы

Раскольников и «das zweite ich» – тайна старой оперыВ петербургском Музее Ф.М. Достоевского хранится издание клавира и либретто оперы «Раскольников», созданной братьями Генрихом (композитор) и Петером (автор либретто) Зутермейстерами по роману «Преступление и наказание». На либретто есть владельческая надпись Екатерины Петровны Достоевской – жены сына писателя, с которой они были знакомы. «Книги лежали на полке, не привлекая внимания, но изучив во время очередной сверки фондов клавир, я удивилась тому, что партия главного героя расписана на два голоса: Раскольников и «das zweite ich» – «второе «я», – рассказывает Наталья Шварц. – Душевное состояние героя, его раздвоенность передают два голоса – тенор и баритон. Такая трактовка образа показалась настолько интересной и необычной, что захотелось узнать, ставилась ли опера прежде. Оказалось, что с 1948 по 1969 год она с успехом прошла в 16 оперных театрах мира! Мировая премьера состоялась в Стокгольмском Королевском театре в 1948 году. Художник-постановщик –Николай Бенуа, дирижёр – Исай Добровейн. Оба – представители русской культуры, эмигранты так называемой первой волны. Затем – большой успех в Мюнхене. Ей рукоплескали взыскательные зрители Ла Скала. К сожалению, «звездная» пора завершилась в 1960-х годах, а в России она так и не прозвучала».
Архив




Село Давыдово. Социальное служение православной общины

Петербургский сюжет

КИНО ДЛЯ ВСЕХ. Павел Медведев о свадьбе и тишине

КИНО ДЛЯ ВСЕХ. Павел Медведев о свадьбе и тишине

Павел Медведев - кинорежиссер Санкт-Петербургской Студии документальных фильмов. В 1990 году окончил ЛГИК им. Н.К. Крупской, в 1992 году - Высшие курсы телевизионной режиссуры. В 1993–2000 годах работал на телевидении. С 2001 года – кинорежиссер Санкт-Петербургской студии документальных фильмов. Режиссер и сценарист более 15 документальных фильмов, лауреат российских и международных кинофестивалей. Преподаватель Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения. За документальный фильм «…после Византии» удостоен Специального приза Международной киноассамблеи на Днепре, 2014, Гран-при XV МКФ «Вечевой колокол» в Краснодаре, Специального приза жюри VI Всероссийского фестиваля документальных фильмов «Соль земли» в Самаре, 2013.

С Павлом Медведевым беседовала Урсула Мурмурат

 
- Скажите, в чём, на Ваш взгляд, основа настоящего документального кино, которое поведало бы о прошлом и осталось бы в будущем?
 

- Для кино, тем более для документального, очень важно, чтобы его смотрели без рекламных пауз и на большом экране, тогда возникает целостность, так называемый, эффект погружения.

Не делать равнодушное кино – это главное. Ничего не спасет – ни прекрасный оператор, ни замечательные герои, ни музыка выдающегося композитора, ни гениальный монтаж – если фильм снимается с «холодным носом», если ты не отдаешь этой истории часть себя, как бы это пафосно не звучало, ничего не получится. Вроде бы всё нормально: все условия созданы, все удобства есть, все хорошо и красиво… А правды, жизни, любви нет. Есть только насилие режиссера над собой, над киногруппой, над темой.

От каждой картины, даже короткой, я отхожу по несколько месяцев, потому что она забирает столько сил и энергии, что сразу переключится на следующую историю невозможно. Один раз попробовал это сделать –  ерунда, «идёт фальшак», потому что нет той энергетики, которая должна быть в каждом произведении, если ты хочешь, чтобы картина стала хотя бы маленьким событием. А вот когда эта энергия выходит в зал с экрана, когда чувствуешь дыхание зала, то понимаешь: «Да». Осознаёшь,  что не зря прожил тот маленький кусочек жизни, не зря были все эти страсти, страдания, не зря заставлял, настаивал, зажигал. Главную идею всегда трудно донести, но особенно в структуре документального кино, где всё «минималистично», и даже зарплаты. Чем можно увлечь людей? Только идеей, темой, сверхзадачей. Если ты это сможешь и создашь вокруг себя команду – пусть это будет пять-шесть человек, - то все: картине быть. Это тоже часть профессии режиссера.

- Время показало, что «Свадьба тишины» перестала быть рассказанной Вами историей о глухих людях, да и не была ею. Эта картина могла родиться только в тех условиях, именно в начале «нулевых», в той стране?

- Да, сейчас её снять невозможно – все изменилось, сама проблематика уходит. Фильму десять лет. Глухие были со дня сотворения этого мира людей. Работая в гремящих цехах на заводе, может оглохнуть каждый. На верфях труд глухих - не спокон веков, конечно, а когда сталь стали лить и из неё корабли строить, и не только… Пытка верфей – с ума сводящий грохот.

Но тогда я все же успел «зацепить» тот мир, где люди, обладающие слухом, отгораживались от людей с его нарушением, а людям, имеющие инвалидность по слуху, был враждебен мир звуков. Съемки продолжались девять месяцев, на экране – 28 минут.

Меня заинтересовала свадьба. Свадьба не слышащих людей. И вся картина должна была строиться вокруг нее. Но когда я погрузился в мир глухих, стали проявляться детали, происходить события, которые меняли саму ткань повествования. На простом реальном материале создавался новый мир, после того, как камера его фиксировала. Согласитесь, сам автор тоже меняется под воздействием того, что он делает. Знаете, они берут твою руку в свою - и всё про тебя понимают, впрочем, как каждый человек. Ведь  движения человеческой души и помыслы понятны и слышны другому человеку через прикосновение, а не только через звуки.  Герои будущего фильма приняли меня. И тогда я совершенно неожиданно узнал, что герои ленты участвуют в «сотворении» колокола на Балтийском заводе в Санкт-Петербурге. Помню, промелькнула мысль: «Это какое-то сумасшествие: отлить колокол и никогда не услышать его». Как я был неправ в тот момент.

На премьеру фильма в Дом кино мы пригласили максимальное количество героев и публику. И когда при показе глухие аплодировали,  поднимая руки вверх и вращая раскрытыми ладонями, смеялись, а люди слышащие недоуменно оглядывались по сторонам, чувствуя себя о-очень неловко, вот тогда я понял, что картина получилась…  Но, когда пошли титры, аплодировал зал, и тогда я понял окончательно, что нам удалось, с точки зрения гуманистических идей, приблизиться к чему-то такому, о чем мы сами не догадывались, потому что первый посыл был прост: постараться сделать так, чтобы после просмотра фильма разные люди, встретившись, друг друга не боялись.

Быть может,  это звучит как-то идеалистически, но каждый фильм, за который я брался за эти годы работы и сейчас, я снимал и снимаю для того, чтобы сделать мир добрее.

- О чем бы Вы хотели сказать Вашим ученикам, быть может, зрителю?

- Поймите, я не хочу сказать… Но каждый раз есть ощущение, что если ты этого не сделаешь, а это может быть проявлением любого искусства - живописи, кинематографа, театра, инженерного изобретения, – то ты взорвешься. Это просто порыв. Импульс, который удивительным образом бьется. Я не знаю, как он возникает.

Я был свидетелем того, как умирала, уходя от человека, великая студия, и на смену прекрасным добрым людям с судьбой пришло поколение… Стык – всегда боль. И я просто не мог не снимать события, происходящие на одной из старейших киностудий страны (от ред.: на набережной Крюкова канала, 12). Снимал три года. Просто взял камеру и снимал-снимал-снимал. Потом мы из этого собрали картину «Другая реальность» … Сегодня евроремонт нивелировал все. Все швы затерты. Дух киностудии исчез. Но я доведу картину до ума, и это будет настоящий памятник целой эпохе, имя которой «Лендокфильм», взрастившей плеяду талантливых и гениальных людей, оставивших след в кино, а не наследивших в кинематографе.

 

 



Далее
Далее
Далее
Далее
Далее

Петербургский сюжет

Тотальный диктант в Плехановском университете написали в легендарной аудитории

8 апреля в стенах первого экономического вуза страны - в Плехановском университете - более 600 человек написали тотальный диктант. Текст диктанта прочитал Сергей Жигунов, советский и российский актёр, кинорежиссёр, заслуженный артист Российской Федерации. Мероприятие проходило в исторической аудитории университета, где в разное время выступали поэты Валерий Брюсов, Владимир Маяковский, проходили концерты Владимира Высоцкого. В этом зале и сейчас проходят знаменательные события. Год назад в этой же аудитории уже проходил Тотальный диктант, где диктатором выступал Сергей Безруков, а в ноябре 2016г. Плехановский университет принял в своих стенах первый Тотальный диктант на английском языке «Spell Well», который прочитал Владимир Познер.

Далее
Зарегистрировано как средство массовой информации 21 сентября 2007 года. Свидетельство - ЭИ N ФС77-29483
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на www.spb-family.ru обязательна. © ООО «ИК «Артцентуриос», 2007.