Откуда в Карелии испанская грусть

Фотография
Гранитные плиты с именами 23 испанцев, погибших на Карельском фронте. Фото Евгении Дылевой

Международный проект, посвященный восстановлению забытых имен испанцев, сражавшихся в годы Великой Отечественной войны за победу над фашизмом (а в него включены регионы СЗФО – Санкт-Петербург и Ленобласть), продолжился в Карелии.

Они защищали свободу

Забытые страницы истории вспомнили в поселке Сяндеба Олонецкого района: при участии Генерального посла Испании в Санкт-Петербурге Хуана Антонио Мартинеса-Каттанео, здесь открыт памятный знак испанским «детям войны», воевавшим в рядах Красной Армии и Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО) на Карельском фронте.

«В те годы испанские «дети войны», молодые испанцы благодарили и поддерживали страну, которая их приняла, и, вместе с тем, они защищали ценности, в которые сами верили: свобода и человеческое достоинство. Они верили в это, и для нас навсегда останутся героями. Открытие памятного знака сегодня – трогательный и важный момент», – отметил посол Испании в России Игнасио Ибаньес Рубио, который впервые посетил Карелию.

«Россия помнит борцов сопротивления, испанских парней, сражавшихся с фашизмом в составе воинских подразделений принявшей их в 1937 – 1939 годах страны», – заверил на церемонии глава Республики Кареля Артур Парфенчиков. 

В церемонии открытия памятного знака приняли участие ветераны, поисковики и дети из Карелии, Ленинградской области и Санкт-Петербурга (в частности, учащиеся петербургской гимназии имени Сервантеса).

«Чуть меньше года назад наше информационное агентство организовало телемост, посвященный 80-летию прибытия первого каравана с испанскими детьми войны в Советский Союз. Тогда матушка Варвара предложила создать памятный знак, причем сказала потрясающе важную вещь: в православной традиции принято поминать усопших поименно. Именно это сподвигло моих товарищей, вне пределов профессиональных обязанностей, начать поиск в архивной пыли имен испанских добровольцев. Эти имена теперь высечены здесь, – напомнил о начальном этапе директор Санкт-Петербургского РИЦ ТАСС Александр Потехин. – Вместе с московским Испанским центом мы искали фотографии этих людей, и теперь можем взглянуть им в глаза. Как ленинградец, как сын блокадницы и сын фронтовика, могу сказать, что эти испанцы вместе с другими воинами, сражавшиеся с фашизмом, защищали мой любимый город Ленинград, свою страну, и я жив потому, что они умерли».

Напоминая историю приема Советским Союзом испанских детей, он прочел стихотворение Ольги Берггольц «Встреча»:

Не стыдясь ни счастья, ни печали,

не скрывая радости своей —

так детей испанских мы встречали,

неродных, обиженных детей.

Вот они — смуглы, разноголосы,

на иной рожденные земле,

черноглазы и черноволосы,—

точно ласточки на корабле...

И звезда, звезда вела навстречу

к кораблям, над городом блестя,

и казалось всем, что в этот вечер

в каждом доме родилось дитя…

Гранитные плиты с именами 23 испанцев, погибших на Карельском фронте, установлены на мемориале в честь воинов 2-го Приморского полка 3-й Фрунзенской дивизии народного ополчения. В общей сложности, 142 добровольца ушли вовать из Ленинграда, 54 имени погибших установлены, 23 – лежат в карельской земле (трое – непосредственно там, где находится мемориал), остальные погибли во время ожесточенных боев на территории Ленинградской области.

Поиск забытых имен

Сотрудники Испанского центра в Москве отыскали в архивах фотографии 12 из 23 погибших на Карельском фронте испанцев. «Нам чрезвычано дорога память об испанских «детях войны» – наших близких, – объяснила корреспонденту ФедералПресс председатель Испанского центра в Москве Мария-Тереса Трубкина (Касеро). – Надеемся на продолжение проекта в других регионах Северо-Запада и России».

По ее словам, в Книге памяти центра увековечены 206 испанцев, павших, защищая СССР в годы Великой Отечественной войны. «Одному из тех, кого особенно впечатлила установка памятного знака – Луис Гарисиа Луке – человек, которому 90 лет, – рассказала она. – Он не смог  приехать – тяжело, возраст. Но среди тех «детей войны», чьи имена выбиты на гранитных плитах, – Очоа Диас Антонио. Он был для Луиса как младший брат. Их вместе привезли из Испании в СССР. В 1941 году Луис Гарсия узнал, что Антонио погиб. Помнил о нем всю жизнь, но лицо из памяти стерлось. Только когда стали искать документы и фотографии павших в боях испанских «детей войны, смог снова увидеть его. Это стало для Луиса Гарсиа Луке потрясением. Он убедился, что сражавшиеся с фашизмом не забыты».

Памятный знак установлен по инициативе настоятельницы Сяндемского Успенского монастыря игуменьи Варвары (Ивановой). Большая роль в поиске забытых имен принадлежит координатору проекта по увековечению памяти испанских «детей войны» регионального информационного центра ТАСС Северо-Запад Стасу Вязьменскому.  

В августе 2016 года поисковики петербургского отряда «Патриот» обнаружили в карельских лесах останки испанского юноши-добровольца Мартина Пеньи. После завершения официальной церемонии открытия памятного знака бойцы отряда передали личные вещи Мартина Пеньи – смертный медальон и записку в нем - послу Испании в России Игнасио Ибаньесу Рубио. Посол пообещал организовать в Испании поиск родственников погибшего. «Это наши общие дети – дети Испании и России, для нас они навсегда останутся героями», – сказал посол.

От архивных страниц – к жизни

Испанские «дети войны» – это дети из семей республиканцев – рабочих, активистов компартии Испании, левых социалистов, солдат, летчиков и моряков, которые сражались на фронтах Гражданской войны (1936 – 1939 годов), и были эвакуированы в СССР, страны Европы, Латинской Америки. В общей сложности, по разным источникам, из охваченной войной Испании было вывезено от 33 до 34 тыс. детей.

«Операция X» – так именовалась в документах НКО (Народный комиссариат обороны СССР) и НКВД программа военно-технической помощи Советского Союза Республиканской Испании. Началась она осенью 1936 года. Ее логическим продолжением стала организация эвакуации детей из объятой войной Испании в СССР. К декабрю относятся первые случаи прибытия испанских детей. А организованные группы наша страна стала принимать, начиная с марта 1937 года. Несколько групп принял Ленинград. Распределяли прибывших, а это были дети от трех до 15 лет, по детдомам.

В Лениграде детдома до начала блокады эвакуировать полностью не успели. Вывезли только самых маленьких – из детдомов Пушкина, а ребята постарше (307 человек) остались в Ленинграде и работали на оборону и в госпиталях.

По материалам единого справочного пространства wiki.tass.ru, архивным документам Испанского центра в Москве и личного архива Станислава Вязьменского, в Ленинградскую армию народного ополчения вступили 142 испанца (65 из них воевали в составе 3-й Фрунзенской дивизии народного ополчения), 134 – принимали непосредственное участие в боях, 55 ленинградских испанцев умерли от ран. К маю 1945 года в рядах Советской Армии воевало 70 испанских «детей войны» – воспитанников детдомов со всей территории СССР.

К 2014 году (более поздние данные отсутствуют), из 34 тыс. «детей войны», эвакуированных в 32 страны мира, в живых оставалось 3300 человек. В России сегодня проживают 63 испанских «ребенка войны».

foto

Автор:Евгения Дылева

Редакциярекомендует

Фото месяца_____________