Первые навсегда

Фотография
Интервью
Астры. Цветы, которые чаще всего дарят учителям

В октябре – день учителя и лицеистов, до того был день воспитателя и всех дошкольных работников. Официальные праздники, названия и должности. Но именно эти люди могут лечить или калечить наших детей, давеча – нас с вами.

По репрезентативному опросу редакции газеты «Петербургская семья» из 101 респондента, из которых 63% женщин и 37% мужчин в возрасте старше 45 лет, свою первую учительницу хорошо помнит 97% опрошенных.

Своего учителя мы можем встретить и после 17-ти лет, и даже с большой буквы, но первых - помним особо.

Ученица петербургской  школы № 225, основанной в 1935 году, Полина Шелегова.

«Помню, мы с мамой вышли на Университетскую набережную из детского сада при Российской академии наук и, в ожидании троллейбуса, мама задала вопрос: в какую школу ты хочешь пойти? Мне тогда было 6 лет, и я не стала объяснять, а указала рукой через гранитную набережную и Неву – напротив. Мама впоследствии пошла и выяснила, что именно там, в палисаднике на Адмиралтейской набережной, стоит школа № 225.

Первая учительница - Татьяна Михайловна Курохтина - это человек, который показал в начальной школе, что детскосадовская халява при академии кончилась, и что «если не ты, то тебя». А в остальном она была прекрасным учителем. Она научила меня использовать свою интуицию, аккуратно и правильно обращаться со временем и не общаться с кем попало».

Директор петербургской школы № 86, основанной в 1938 году, Сергей Лукашкин.

«В школу родители привели меня в 6 лет к Светлане Константиновне Дубешко, которая и привила мне любовь к учению, познанию. Благодаря первой учительнице, проснулся интерес к литературе,  из застенчивого мальчика она сотворила человека уверенного в себе и уважающего тех, кто рядом: вовремя хвалила и хулила, поддерживала, создавала добрую искристую атмосферу, которая позволяла расслабиться и раскрыться. Не только для меня, для всего класса.

Учитель с большой буквы для  меня – Белла Семёновна Локшина, заслуженный учитель России, прошедшая через сталинские лагеря, сохранившая любовь, постигшая многие знания. Личностные уроки литературы высокообразованного и трепетного учителя - как это много для юного человека! Она  в совершенстве владела французским и немецким языками, цитировала и переводила для нас. Белла Семёновна научила видеть в литературном тексте то, что в глаза не бросалось. Она создала в 1965 году литературно-драматический клуб «Бригантина», а в 1975-м он стал частью жизни 86 школы, из которого вышли Ольга Машная, Сергей Бехтерев, Татьяна Архангельская, ну, и некоторые директора школ подвязались. Кстати, именно в литературном театре я запел так, что аж в консерваторию приглашали учиться. Локшина раскрывала человека, как весна расправляет бутоны.

Что учитель петербургской школы может дать ученику, помимо знаний и навыков? Пожалуй, умение видеть то, что не бросается в глаза, уважительному отношению к себе, к людям и к делу».

Ученица школ №№ 9, 19 (основана в 1966 году), 24 (имени дважды героя, космонавта В. А. Шаталова, ныне гимназия им. А. И. Крылова, основана в 1895 году), 280 (имени М. Ю. Лермонтова, основана, по официальным данным, в 1963 году), библиотекарь, Екатерина Бородина.

«По запросу «Лидия Ивановна Куц, учитель»  в Интернете открывается  множество фотографий, но её среди них нет, а я не сохранила ее фото в домашних архивах. Но в сердце её образ жив. Моя первая учительница была из смолянок, и в 1976 году, когда я пошла в первый класс ленинградской школы № 9, ей было уже немало лет.

До сих пор помню свое 1 сентября, на которое я почти опоздала, хотя школа в черёмухах стояла под окнами дома, а я была при астрах. Учитель мне даже на «вид не поставил» - Лидия Ивановна видела, что ребёнок и так почти мёртв от этого опоздания.

При первой же встрече она «рентгеном» прошлась по нам – 36-ти первоклашкам, и сказала, чтобы я занялась художественным чтением, но, при этом, умела держать язык за зубами. Через год школу расформировали, и всех перевели в 19-ю Василеостровского района - вместе с учителями.

Более тонкого, мудрого и умеющего объяснить человека я так более и не встретила. Она научила нас слышать стихотворение, правильно класть заплатки на пододеяльник, зажигать лампочку от большой квадратной батареи, прикрепленной к деревянному бруску, каллиграфически чертать буквы карандашом и пером не только на листе в линеечку, но и на белом гладком, и даже мелом на доске.

«Посмотрите на почерк, и вы увидите человека», - говорила она. - Зачем вам быть неопрятными и суетными?».

На уроке природоведения Лидия Ивановна рассказывала об устройстве мира в красках его и многообразии, и мы понимали связь географии и литературы, арифметики и нашего двора; она учила риторике и скромности; спрашивала по способностям – никакого равенства. Никогда не повышала голос. Всегда строго-добрая, с красиво и просто причесанными волосами, и в жабо, которое она прикалывала брошью к двум имеющимся у нее твидовым костюмам, коричневого и синего цветов. День рождения у неё был 7 марта, а последний раз мы виделись, когда я уже училась в университете, в маленькой уютной комнатке на 4-й линии».

Ученица, «подпольная» первоклашка, школы № 303 имени Фридриха Шиллера, основанной в 1967 году, Екатерина Черныш, сотрудник ТАСС-Северо-Запад.

В эксперимент мы попали полной семьей, но сразу оговорюсь, что он оказался удачным. Две дочери-сестры. 1992 год. Папа – не при делах. Детский сад закрылся, и я, младшая, оказалась у мамы на руках и на улице, а старшей идти в 1 класс; разница – полтора года.

Слава учителю древних языков 303 петербургской школы Андрею Леонидовичу Воссоевичу: вместе с Ленкой он принял и меня. Место моё было на первой парте. Я молчала, все слышала, видела и даже понимала кое-что. Представляете: 5 лет – а я уже в школе!  «Урсус мурмулат» - медведь рычит, и «Курникс курникатур» - ворон кричит, для меня до сих пор, как заклинание…

А еще мы не сидели за партами, мы могли стоять, ходить... Класс - столпники или Броуновское движение, и при этом все мыслили, задавали вопросы, отвечали, познавали. Забавно, но учитель давал пять рублей тому, кто расскажет на старославянском, латинском, древнегреческом, еврейском и, естественно, русском языках молитву «Отче наш» без запинки. А если кто-то шалил, то он грозил пальцем и говорил: «Вот прилетит птичка-уховертка и…» И все становились смирными. Мы его уважали и любили. Школа, как университет, - вот что нам подарил Андрей Леонидович".


"Петербургская семья" поздравляет с праздником всех учителей, которых мы помним и которые, мы уверены, помнят нас - каждого. Спасибо.

foto

Автор:Екатерина Майборода

Редакциярекомендует

Фото месяца_____________